Как раньше писались письма

Из истории почты

В Московском государстве второй половины XVII столетия письма писали очень редко, и большинство избегало посылать их по почте, так как относилось к почте, — этому «немецкому» нововведению, крайне недоверчиво. Как ни странно, но сейчас недоверие к российской почте снова возродилось. Письмо, отправленное с одного конца города в другой, идет не менее недели! Но это так, небольшое отступление.
Слово «письмо» вошло во всеобщее употребление лишь с XVIII столетия. До этого на Руси использовали название «грамота», «грамотка» (грамотка посыльная), а позднее некоторое время в ходу было, перекочевавшее к нам из Западной Европы, слово «эпистола» (отсюда – эпистолярный жанр).

Определяя письмо как «один из способов обмена мыслей и чувств», и с юмором заметив, что «письмо есть такое имя существительное, без которого почтовые чиновники сидели бы за штатом, а почтовые марки не были бы продаваемы», А.П.Чехов в рассказе «Новейший письмовник» наставлял: «Письма надлежит писать отчетливо и с разумением. Вежливость, почтительность и скромность в выражениях служат украшением всякого письма; в письме же к старшим надлежит, помимо того руководствоваться табелью о рангах, предпосылая имени адресата его полный титул: например – Ваше превосходительство, отец и благодетель, Иван Иванович».

Дорогой Иван Иванович! Уважаемый Генерал! Ваше Королевское Величество! Разлюбезная Катерина Матвеевна! Так уважительно и скромно, или почти так, коротко и ясно начал бы свое письмо наш современник, свободный от условностей в обращении наших предков, живших в XIV, XV, XVI, и отчасти XVII столетиях, — условностей, игравших, однако, в общественной жизни гораздо большую роль, чем сейчас.

Русские письма XVII столетия отличались крайним многословием, растянутостью и витиеватым слогом. Вот обращение в одном из писем к боярину:
– «Государского благоименительства знамениту и на враги победителю храброму и крепким скипетром огражденному, за православную веру крепко стоятелю, оружнику изрядному, милостивому моему государю (имярек»).
Или в другом письме – к живущему в деревне помещику:
– «Живущему в тишине и в благоденствии и во всем благою добродетелию цветущему, истинныя христианския веры насыщающемуся, государю моему (имярек)».
В официальных письмах на Руси до XVIII столетия сохранялся обычай называть начальника в официальных письмах «отцом». «Премилостивый мой отец и государь Федор Матвеевич», — начинал свое письмо к Азовскому губернатору графу Апраксину боярин Кикин.
А вот письмо от почтового чиновника царю, ярко характеризующее стиль XVII века (1678 г.). В переводе на современный язык, смысловое содержание этого послания свелось бы к простой фразе: — «Прошу предоставить мне отпуск». Но в те времена так писать не принято, и вот, соблюдая традиции и правила своего времени, чиновник пишет:

– «Великому Государю, Царю и Великому князю Алексею Михайловичу, всея Великия и Малыя и Белыя России самодержцу бьет челом холоп твой Фадейко Крыжевский. По твоему Великий Государь указу велено мне в селе Мигновичи на Литовском рубеже ведать Виленскую почту. Милосердный Великий Государь, Царь и Великий князь всея Великия и Малыя и Белыя России самодержец, пожалей меня, холопа своего, вели Государь, меня на время отпустить к Москве для моих делишек, а почте без меня никакой задержки не будет, и о том вели, Государь, послать в Смоленск свою Государеву грамоту. Царь, Государь, смилуйся».

Значительно проще и менее выспренним был стиль семейных писем. Во Временнике Императорского Московского Общества истории и древностей российских напечатано несколько таких писем, одно из которых адресовано А.Н.Безобразову (стольник при царях Алексее и Федоре). При Петре был воеводой. Это письмо от его племянника начинается словами:
– «Государю моему дядюшке Андрею Ильичу племянничишка твой Васька Семенов челом бьет, многолетно, государь, здравствуй дядюшка, на многие лета и с тетушкою с Агафьею Васильевною и со всем своим праведным домом да пожалуй, государь, прикажи писать про свое многолетнее здоровье и про тетушкино».

Характерным для письма того времени было самоуничижение авторов, причем не только в обращении низших к высшим («холоп твой Фадейко»), но и между людьми, равными по положению. Уничижительными полуименами называли себя в письмах даже важнейшие особы. Так, например, князь Юрий Ромодановский писал князю Василию Голицыну: «Юшка тебе челом бьет». Жена князя Голицына подписывалась в письмах к своему мужу: «женишка твоя, Дунька, много челом бьет до лица земного». Боярин Кикин письмо Апраксину заканчивал словами: «раб Вашего Сиятельства Петрушка Кикин».

Даже Петр I в своих письмах, относящихся к XVII веку, придерживался принятых форм, подписывая свои письма к родным: «недостойный Петрушка».
Однако уже в 1701 г. Петр I своим указом повелел с 1 января 1702 г. людям всякого звания «писаться полными именами с прозваниями».
Право на применение «прозвания» было строго регламентировано. Писаться с -вичем (т.е. с отчеством – «Иванович) разрешалось с монаршьего благоволения. До 1780 года в этом отношении соблюдались иерархия и постепенность: высшие чины – до коллежского советника писались с «вичем» и заносились в официальные списки, надворные советники и майоры – …ов сын» (Иван, Петров сын) а следующие чины – вовсе без отчества.

Кроме того, Петр повелел не бить челом и вместо холопов называться рабами. Чтобы ввести в переписку европейские нравы, он приказал в 1708 г. перевести с немецкого языка книгу «Приклады, како пишутся комплементы разные», в которой обращение к лицу на ты было заменено обращением на вы.

Вместе с усвоением при Петре Великом европейских нравов и обычаев изменялась и прежняя форма русского письма. Уже в 20-х годах XVIII столетия в частной переписке входит в обыкновение называть корреспондента без излишнего подобострастия – милостивый мой государь или просто милостивый государь и подписываться готовый к услугам, покорный слуга, раб послушный, слуга покорный и верный и тому подобное. Так, постепенно совершенствуясь, сформировался теперешний стиль письма, отвечающий требованиям времени и темпам современной жизни.

С той поры давно уже писание писем стало делом обыденным, привычным для всех слоев общества, выработались почти стандартные формы обращения к адресату и различные стили письма, в зависимости от его назначения и характера. Как написать деловое письмо, письмо любовное, письмо от мужа жене, отцу родному, церковному иерарху – ответы на эти и подобные вопросы можно было найти в пособиях и письмовниках. Когда не было ни пособий, ни письмовников, действовали традиции и неписанные правила.

Читайте также:  Как правильно делать фасад

Если в личной переписке нашего современника условности отброшены и к близким людям чаще всего обращаются со словами дорогая, дорогой, милый, любимый, то в официальном делопроизводстве формы письменного делопроизводства жестко регламентируются и образцы деловой переписки заложены в программы для компьютеров и многочисленные руководства.

(По материалам журналов «Почтово-Телеграфный журнал», «Почтово-Телеграфный вестник», «Почтово-Телеграфное эхо».)

Добрый вечер, уважаемый Дмитрий Фёдорович.
Очень интересно всё, что Вы рассказали о письмах.
Моё детство, как и многих людей, дополнялось письмами, которые мы писали своим друзьям и родным, а главное — поздравительные открытки.
Это было серьёзное и радостное дело. Даже, я бы сказала, торжественное.
Заранее к каждому празднику мы покупали два или три десятка открыток и подписывали всей семьёй к Новому году, 7 ноября, 1 и 9 мая, 8 марта и 23 февраля.
Помню, я спрашивала у мамы и папы, какими словами начать и закончить каждую из них. У нас был огромный список адресов с индексами, и родители сразу распределяли, кто кому будет писать.
Это была наша семейная традиция, которая с появлением телефонов угасла.

Спасибо Вам большое.

Вдохновения Вам, творческих идей и здоровья, побольше приятных новостей и удачи!
С Новым годом!

Портал Проза.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и законодательства Российской Федерации. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Проза.ру – порядка 100 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более полумиллиона страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2019. Портал работает под эгидой Российского союза писателей. 18+

Как выглядели письма эпохи Пушкина?

Это просто сложенные листочки бумаги, без марки, без номера дома. Дом указывался по фамилии владельца (живёт у Самсона). Нумерация домов, чётной и нечётной стороны, ввелась только с 1834 г.

Почтовые марки были придуманы в Англии. Они появились в 1840 году. В России первая почтовая марка с изображением герба страны появилась лишь в 1857 году. История марки – одна из самых больших и интересных страниц истории почты.

Такие привычные для нас конверты тоже были не всегда.

Широкое производство почтовых конвертов началось в 1820 году в Англии. Распространение конвертов в России относится к первой четверти XIX в., но долгое время продолжали обходиться без них, складывая письма соответствующим образом. В повести А.С. Пушкина «Дубровский» читаем: «На другой день первый вопрос его был: здесь ли Андрей Гаврилович? Вместо ответа ему подали письмо, сложенное треугольником…»

В разные эпохи менялись не только содержание писем, но и способы, которыми их оберегали от любопытных глаз. Настоящую революцию в почтовом деле произвел новый материал для печатей, получивший название «испанского воска». Изобретение этого материала принадлежит китайцам. Вначале клейкое вещество, которое известно сегодня как сургуч, было малодоступной роскошью. Сургучная печать на письме надежно охраняла его от любопытных взглядов. Она оказалась очень удобной, и в сегодняшней России ценные бандероли и письма по-прежнему запечатываются сургучными печатями.

Пушкин конвертами не пользовался, предпочитая складывать и запечатывать письма облаткой или сургучом. Облатка – «мучной, клеевой или бумажный кружок для печатки писем». «Облатка» – лепешечка, которую делали из лучшей крупичатой муки, замешанной на белке и употребляли для запечатывания писем вместо сургуча». Облатка – кружок для запечатывания писем. Письма запечатывали сургучом и «лепешечками» (облатками). Облатка облегчала процесс запечатывания писем.

С сургучом было сложнее. Сургуч разогревали на свече, капали на конверт или письмо и прикладывали печать. Пушкин пользовался печаткой с изображением фамильного герба. Некоторые свои письма он запечатывал перстнем-талисманом (подарок Воронцовой).

Для официальных писем использовали сургуч, для личных писем – облатки. Существовала даже специальная коробочка для хранения облаток.

Татьяна то вздохнет, то охнет;

Письмо дрожит в ее руке;

Облатка розовая сохнет

На воспаленном языке.

Она зари не замечает,

Сидит с поникшею главой

И на письмо не напирает

Своей печати вырезной.

(А.С.Пушкин. «Евгений Онегин»)

В пушкинское время письменные принадлежности не были столь разнообразны, как сейчас. Современники Пушкина пользовались только гусиными перьями и карандашами. Первые упоминания об употреблении гусиных перьев относятся уже к VII веку. Гусиное перо позволяло писать со сравнительно небольшой скоростью и издавало при письме характерный скрип. Гусиные перья поступали в продажу обычно в пучках по 25 штук, обвязанных бечевкой, в поместьях обычно перья не покупали. Пушкин исписывал свои перья почти до основания. До нашего времени сохранились два гусиных пера поэта. Одно из этих перьев заняло свое прежнее место на письменном столе А.С. Пушкина в его квартире на Мойке, второе – в настоящее время экспонируется в Государственном музее А.С. Пушкина в Москве.

Трудно переоценить значение эпистолярного наследия для истории нашей культуры. Перечитываешь письма давно ушедших людей, и словно совершаешь «путешествие во времени» – перед глазами Россия и люди с их радостями и заботами, с их представлениями о ценностях жизни. Даже письма просто бытового содержания становятся важным источником для познания конкретной эпохи, так как они являются своеобразными документами из прошлого.

Читайте также:  Как подключить видеокамеру через роутер

В эпоху почтовых троек, когда письмо шло недели, а ответа приходилось ждать месяцы, писать надобно было тщательно, поскольку ошибку или недоразумение выяснять тоже приходилось месяцами. Поэтому важно было выразиться ясно и четко. Выпускались даже специальные пособия, так называемые «письмовники»:

«Научившись прiятно и правильно читать, должно обратить вниманiе къ искусству писать письма: ибо он есть способъ, которым почти всъ связи въ общежитiи содержатся.»

Из «Письмовника» мы узнаем, какого рода бывали письма, в какой форме и кому следует их адресовать:

«Письма уведомительные», «Письма, совет подающие», «Письма увещательные», «Письма повелительные», «Письма просительные», «Письма рекомендательные», «Письма, предлагающие услугу», «Письма, содержащие жалобу», «Письма, выговор или упрек содержащие», «Письма сатирические», «Письма извинительные», «Письма, в коих содержится искание дружбы или приязни», «Письма, содержащие простую учтивость», «Письма поздравительные», «Письма утешительные», «Письма благодарительные», «Письма шутливые», «Письма похвальные», «Письма о делахъ», «Письма ходатайственные», «Письма любовные», «Письма остроумные», «Письма к незнакомым», «Когда нужно писать к кому-нибудь в первый раз», «Письма смешанные», «Письма ответные».

Вот, например, «Письма любовные». «Сии письма совершенно отступают от слогу писем. Одна страсть должна везде управлять пером. В них не должно быть приметно ни малейшей натяжки; их пишут в самом движении страсти. Жар, с которым начато письмо, должен быть чувствителен до самого конца, не уменьшаясь ни мало; излишние замысловатые выражения были бы не кстати. Редко вырываются острые выражения, когда сердце истинно тронуто и наполнено нежностию; впрочем, надо истинно чувствовать страсть, чтоб уметь хорошо изобразить ее на бумаге».

Нельзя без улыбки читать старинный «Письмовник».

Но и сейчас существуют шаблоны для создания писем различного типа: деловых, сопроводительных, коммерческих, рекомендательных и т.д. Их можно легко найти в Интернете. Существуют также инструкции, как правильно написать электронное письмо. Электронное письмо по содержанию и структуре не имеет принципиальных отличий от обычного: не следует забывать о вежливости, о приветствии в начале письма и о прощании в конце, о проявлении интереса к делам того, кому вы пишете и т.п.

Мы видим, читая полные собрания сочинений классиков литературы, особенно XIX века, как много места в них, в последних томах, занимает переписка. Письмо – интереснейший жанр литературы, называется этот жанр эпистолярным жанром.

В переводе с греческого языка epistole – письмо, послание.

Эпистолярный – написанный в форме писем, состоящий из писем.

Искусство писания длинных писем пребывает сейчас в некотором упадке. Нет, я не в порядке стенаний на вечную тему «ах, раньше трава была зеленее, а вода мокрее» — это совершенно естественный процесс. Куда там письмам противу современных средств связи? Меняется жизнь, меняются и способы коммуникации. Мы сколько угодно можем сожалеть о прекрасных дамах в кринолинах, но увы, жизнь отметает все, что тормозит.

Бывает просто интересно вспоминать и сравнивать. (Вот например статья Письма прошлого и нашего времени.).

В эпоху почтовых троек, когда письмо шло недели, а ответа приходилось ждать месяцы, писать надобно было тщательно, поскольку ошибку или недоразумение выяснять тоже приходилось месяцами. Поэтому важно было выразиться ясно и четко. Выпускались даже специальные пособия, так называемые «письмовники»:

«Научившись прiятно и правильно читать, должно обратить вниманiе къ искусству писать письма: ибо он есть способъ, которым почти всъ связи въ общежитiи содержатся.»

Из «Письмовника» мы узнаем, какого рода бывали письма, в какой форме и кому следует их адресовать:

«Письма увЂдомительныя», «Письма, совЂтъ подающiя», «Письма увЂщательныя», «Письма повелительныя», «Письма просительныя», «Письма рекомендательныя», «Письма, предлагающiя услугу», «Письма, содержащiя жалобу», «Письма, выговоръ или упрекъ содержащiя», «Письма сатирическiя», «Письма извинительныя», «Письма, въ коихъ содержится исканiе дружбы или прiязни», «Письма, содержащiя простую учтивость», «Письма поздравительныя», «Письма утЂшительныя», «Письма благодарительныя», «Письма шутливыя», «Письма похвальныя», «Письма о дЂлахъ», «Письма ходатайственныя», «Письма любовныя», «Письма остроумныя», «Письма к незнакомымъ», «Когда нужно писать къ кому-нибудь въ первый разъ», «Письма смЂшанныя», «Письма отвЂтныя».

Вот, например, «Письма любовныя». «Сiи письма совершенно отступаютъ отъ слогу писемъ. Одна страсть должна вездЂ управлять перомъ. Въ нихъ не должно быть примЂтно ни малЂйшей натяжки; ихъ пишутъ в самомъ движенiи страсти. Жаръ, съ которымъ начато письмо, долженъ быть чувствителен до самаго конца, не уменьшаясь ни мало; излишнiя замысловатыя выраженiя были бы не кстати. РЂдко вырываются острыя выраженiя, когда сердце истинно тронуто и наполнено нЂжностiю; впрочемъ, надо истинно чувствовать страсть, чтобъ умЂеть хорошо изобразить ее на бумагЂ».

И такие письма адресаты хранили много лет. Иногда их похищали шантажисты, о чем написано много замечательных детективных рассказов.
А ведь и у меня хранится такое любовное письмо с прелюбопытной историей! Правда, письмо не мне и не от меня. Как же оно ко мне попало, строго осведомится Дотошный Читатель. И я отвечу…

…Пустые места от разбомбленных войною домов постепенно застраивались, и на улице Ленина одного маленького южного городишки произошла смена номеров домов. В связи с переменой нумерации письмо попало в школу, где оно долго валялось, пока его не обнаружила моя маменька. Письмо было распечатано, его прочитали все, кому не лень, и оно имело огромный успех! Маменька знала Надю, которой оно было адресовано, это была рыхлая особа не особенно примерного образа жизни. Но ее в городе уже не было — она несколько лет уж как уехала и найти ее было невозможно. И письмо осталось у маменьки, а потом в бумагах я его и нашла.
Привожу его полностью.
_________________

г. Москва, 29 августа 1960 г.
Милая, дорогая Надя — страсть моя!

21 августа мне исполнилось 46 лет, хотелось бы знать твой день и год рождения. Стареем мы, и гаснет былая страсть, вспыхнувшая к тебе в конце февраля 1951 года в городе N.
Мне счастья и любви хотелось, полной взаимности от тебя, переезда в К. и жизни с тобой. Огромной радостью для меня была бы твоя полная взаимность чувств — голая прелестная Надя, с лебединой грудью, бросающаяся ко мне во взаимные об’ятья и огромное сладострастие с голой, желанной Надей. Ведь я в тебя влюбился Надя, в твои глаза и милое лицо, в твою грудь и тело, зажегся огромной страстью, желанием видеть твое прелестное тело, целовать его, обнимать его и быть с тобой в самых интимнейших, дорогих и близких отношениях.
Но холодной и расчетливой оказалась Надя, отдаваясь другим, но не Леониду, который дал бы ей огромное наслаждение сладострастием, как никто другой.
Жена моя холодна и по ночам мне снится об’ятия с голой, желанной Надей…
Как известно, «против смерти и измены не существует лекарств» (К.Маркс).
Давай же подольше поживем Надя на свете и поклянемся встретиться и насладить друг друга огромным сладострастием; я хочу чтобы ты огромное сладострастие до старости узнала бы от меня.
Обманывать и льстить я людям не умею. Ведь ты же писала мне, что отдавалась одному мужчине, который оказался тебе противным; с Леонидом ты получишь огромное наслаждение — верь мне, я ведь тебя любил и люблю.
Напиши, как ты живешь и что нового у Вас в городе?! Не собираешься ли на курсы в Москву? В феврале 1961 г. исполняется 10 лет со дня моей страстной встречи с тобой — а ведь ты могла еще в феврале 1951 г. стать моей женой… Мне все кажется, что Надя стоит передо мной голая-прелестная, желанная и бросается ко мне во взаимные об’ятья для интимной связи со мной и огромного сладострастия.
Я счастья хотел, Наденька… Но где оно? Пиши.
Любящий тебя без обмана
Леонид.
Еще раз благодарю тебя за фотокарточку; жду фотокарточку во весь рост в купальном костюме (в бюзгалтере и трусиках), а еще лучше голую, ибо я тебя люблю и страстно хочу, а не твои платья и бюзгалтеры и трусики, которые скрывают от меня твоё — (моё!) тело. Не обижайся, я правду говорю. Надеюсь на нашу встречу и огромное сладострастие — наслаждение с тобой наедине, — голыми.
Любовь должна давать взаимное огромное наслождение сладострастием, — иначе это не любовь.
Целую твое прелестное тело взасос.
Любящий тебя Леонид.
_________________________________
(все имена изменены). Ведь это в самом деле написано именно что «в движении страсти», хотя вряд ли страстный Леонид, живший в страхе перед своей холодной женой, читал письмовники позапрошлого века…

Читайте также:  Как разобрать роторную пломбу

А вот документ совсем иного рода. Тоже середина прошлого века. Письмо на пожелтелой бумаге, чернильной ручкой. Думаю, оно стоит размещения тут. Как и в первом случае — тех, кто, кому и о ком писал, давно уж нет. Но как яркая картина того времени с характерными деталями быта — очень интересно. Да еще и в стихах!

…Письмо последнее, наверно,
Тебя расстроило слегка.
Бывает так на сердце скверно,
Что пишет жалобы рука.
Прошу не обращать вниманья
На столь нелепые стенанья,
А я ручаюсь головой,
Что снова бодр мышонок твой.
Когда бы Вера всей недели
С гриппозным кашлем и в жару,
С упорным потом поутру
Не провалялась бы в постели
И поправлялась бы скорей,
То я была б еще бодрей.

Ходила Валя банки ставить,
И Лиза — плитку растопить.
Я не могла больной заставить
Ни супу есть, ни чаю пить.
Немало было тут капризов,
Приехал врач на срочный вызов,
И на тринадцать целкашей
Он прописал лекарства ей.
Сегодня спала лихорадка,
Больная снова весела,
Сидит с книжонкой у стола
Среди родного беспорядка.
Мне б все убрать, да что-то лень:
Был долог мой рабочий день.

Хотя сегодня день воскресный,
Но мы трудились, как всегда:
Баланс не терпит, как известно,
Восьмичасового труда,
Не признает и выходного,
Но это все тебе не ново,
И ты поймешь, что я давно
Забыла книгу и кино,
Не посмотрела и картины
С любимицей Франческой Галль…
Мой лучший кинофестиваль —
Рассказ больничный Валентины,
Да окрик Васьки, что пора
Писать к отчету ордера.

Василий хмур, угрюм и мрачен,
Но обещал, глядя совой,
Что будет нам баланс оплачен,
Как прошлогодний годовой.
Он знает: ждет его награда —
От каждой треть ее оклада,
Но твердо помним мы урок:
С овцы паршивой шерсти клок.
А заработанные гроши
Я тотчас отнесу врачу
И за коронку уплачу.
Он врач серьезный и хороший,
Но, украшая дамский рот,
Он сотни две за зуб берет.

…Однако часовые стрелки
Твердят, что спать давно пора,
Ведь завтра с раннего утра
Сидеть в колесах станут белки,
Ведь это, детка, не фокстрот,
А грозный годовой отчет.

Целую крепко, и сама
Жду тоже длинного письма.

Все-таки в электронных письмах так не пишут. Это уже история, причем история живая. За письмами мысленно видятся когда-то живые люди. А через много лет кому-то и электронные письма, заботливо собранные в каком-нибудь Outlook Express в папочку, озаглавленную «от тети Симы» тоже покажутся историей. Если, конечно, каким-то чудом сохранятся.
Хотя говорят, что в Мировой Паутине ничего не пропадает.

Постскриптум (кстати, вполне характерная часть старинных писем). Я долго колебалась — стоит ли помещать на ШЖ эту статью. Ведь чему она может научить полезному? Наука писания писем теперь совершенно изменилась. Но потом решила: а вдруг кто-то все-таки задумается, прочитав это, и возьмет, да и напишет хорошее, длинное бумажное письмо? Например, маме…

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*